Урвать миллион. Как страхователи пытаются переиграть страховщиков

Дом-фантом

26 декабря 2017 года в городе Шали, что в Чеченской Республике, появилась строительная спецтехника и снесла начисто двухэтажный жилой дом площадью 449 кв. м, одноэтажный дом в 79 кв. м и два навеса. Недвижимость принадлежала местной жительнице Тамаре Х. 5 января 2018 года ОМВД России по Шалинскому району возбудил уголовное дело и признал Тамару потерпевшей.

Женщина как чувствовала неладное. Еще за несколько месяцев до катастрофы она обратилась в офис компании «РЕСО-Гарантия» в Грозном, желая застраховать недвижимость. Но страховщик почему-то от выгодной сделки отказался. Тогда женщина направилась в московский офис этой же компании. Вот там-то ей в октябре 2017 года и выдали полис страхования недвижимости на сумму чуть более 26 млн рублей.

По условиям договора страхования один из рисков — противоправные действия третьих лиц. Так что Тамара обратилась в свою СК с просьбой о выплате страховки. Страховщикам показалось странным столь быстрое прибытие «неустановленных лиц» (как они называются со слов потерпевшей в судебном определении), и в выплате клиентке было отказано.

Тогда женщина обратилась в Шалинский городской суд. Тот требование выплатить страховку удовлетворил. Отказал только в компенсации морального вреда. Страховщик подал апелляцию в Верховный суд Чеченской Республики. Его судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда первой инстанции в части взыскания процентов за пользование чужими деньгами, оставив остальное без изменений. Страховщик подал кассацию в Верховный суд РФ. Его судебная коллегия по гражданским делам, как сказано в определении, «находит жалобу подлежащей удовлетворению». Но обнаружила нарушения и недоработки при рассмотрении дела у коллег из апелляционной и первой инстанций и вернула дело на новое рассмотрение.

А было ли мошенничество?

Дом Тамары снесли не просто так, а в рамках программы по реконструкции и благоустройству городской среды. Знала ли женщина о том, что на месте ее дома скоро образуется пустырь, доказать сложно. Но, допустим, если она, зная это, отправилась страховать дом, делает ли это ее мошенницей?

Адвокат, юрист BGP Litigation Александр Сорокопуд считает, что именно страховщик, как профессиональное лицо на рынке страховых услуг, должен определять круг обстоятельств, влияющих на степень риска.

Адвокат, юрист BGP Litigation Александр Сорокопуд считает, что именно страховщик, как профессиональное лицо на рынке страховых услуг, должен определять круг обстоятельств, влияющих на степень риска. Он мог бы спросить страховательницу, подпадает ли дом под программу благоустройства. Если бы она соврала, то страховщик мог бы потребовать признания договора недействительным, как сделки, совершенной под влиянием обмана. Но страховщик не спросил. Его даже не насторожило, что жительница Чечни хочет застраховать свой дом именно в московском филиале, хотя отделение компании есть и в Грозном. И там, как выяснилось в ходе судебных разбирательств, знали о грядущей реконструкции центральной части Шали, оттого и не хотели заключать договор.

«Главный вопрос в этой истории — является ли снос дома страховым случаем в соответствии с условиями договора, — говорит Александр Сорокопуд. — Страховой случай — это не любое уничтожение имущества, а только из-за события, на случай наступления которого имущество застраховано по конкретному договору». То есть снос дома в рамках программы благоустройства города, если он был проведен на основании акта органа власти, не является противоправным действием. Если строения снесли без подтверждающих документов — это совсем другое дело.

Лукавая цифра

Пока всплеска мошенничества в страховании имущества страховщики не заметили. Хотя цифровизация процессов, как естественный путь развития для бизнеса, по мнению заместителя генерального директора по защите активов компании «Ингосстрах» Александра Гуляева, открывает для мошенников новые возможности. Например, при урегулировании страховых случаев онлайн можно попытаться выдать старые дефекты за свежие — по фото-то сложнее определить время наступления страхового случая, чем воочию. «Схемы мошенничества в страховании недвижимости в большинстве своем остаются неизменными: фальсификация фотографий объекта страхования, подмена данных о площади объекта, о внутренней отделке, о движимом и недвижимом имуществе, подкуп эксперта, проводящего осмотр», — продолжает он.

Застраховать дом по завышенной цене, сжечь его и потребовать выплату. Такова наиболее распространенная схема мошенничества в страховании имущества по версии «Абсолют Страхования».

Застраховать дом по завышенной цене, сжечь его и потребовать выплату. Такова наиболее распространенная схема мошенничества в страховании имущества по версии «Абсолют Страхования». «Зачастую страхователи даже специально сооружают быстровозводимые строения из дешевых материалов, устанавливают в них минимум коммуникаций, отделывая самыми дешевыми материалами», — рассказывает заместитель директора департамента андеррайтинга и перестрахования компании Михаил Черных.

Еще один вариант — страхование «наоборот». В департаменте экономической безопасности ПАО «СК «Росгосстрах» привели такой пример подобных случаев: произошел пожар или соседи сверху затопили — страхователь через нечистого на руку страхового агента пытается заключить договор задним числом.

Но стоит ли игра свеч, если клиент получил от страховщика на пару тысяч больше положенного? Другое дело — миллионы.

В сентябре прошлого года в питерский филиал «Росгосстраха» обратился страхователь с требованием выплатить ему 157,5 млн рублей по договору страхования недвижимости. Страхователь предоставил полис, но сотрудники «Росгосстраха» обнаружили, что такой договор страхования компания не заключала, а бланк полиса «утратила» в 2018 году. Как уж его утратил страховщик, история умалчивает, но только найтись полису помог пожар, после которого дом оказался вдруг «застрахован» задним числом. Причем стоимость уничтоженного огнем имущества, по словам представителей РГС, была завышена как минимум в три раза. «Росгосстрах» обратился в правоохранительные органы. Собранных доказательств хватило для возбуждения уголовного дела по статье 159.5 УК РФ («Покушение на мошенничество в сфере страхования»).

Снижение официальных доходов, сопровождающее замедление экономики, всегда провоцирует рост мошенничества. Пока страховщики не отмечают его массового роста. Но прогнозируют увеличение количества случаев мошенничества в добровольных видах страхования. По оценке Всероссийского союза страховщиков, например, на каско в 2018 году приходилось 6% от общего количества случаев, в 2019-м — 8%, а в 2020–2022 годах ожидается рост до 10%. В страховании имущества и ответственности прогнозируется рост с 2% до 8% в ближайшие два года. Доля мошенничества в ОСАГО — многолетнем лидере по этому показателю — напротив, сокращается, хотя и остается огромной: если в 2018 году на него приходилось 90% всех случаев в страховой сфере, то в прошлом году — 87%, а в 2020–2022 годах доля снизится до 75%.

Противостояние продолжается: и страховщики, и страхователи изобретают новые способы получить больше денег, а отдать меньше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я согласен на обработку персональных данных в соответствии с ФЗ 152 РФ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.